?

Log in

No account? Create an account
Стелла Гиббонс "Неуютная ферма" - boablanc [entries|archive|friends|userinfo]
boablanc

[ website | рабочая область ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Стелла Гиббонс "Неуютная ферма" [Jun. 24th, 2016|11:16 am]
boablanc
[Tags|]

Книга рассказывает об энергичной девице, оставшейся без родителей и без средств, которая думает, как устроить свою жизнь, попутно устраивая чужие. Начинается история с того, что девица честно объявляет, что работать ей неохота и лучше она поедет жить к родственникам. Такая прямота меня сразу расположила к ней.
Даже после слов-оправданий, что к пятидесяти она напишет книгу: "Так что следующие тридцать лет я буду собирать материал. Если кто-нибудь спросит: «Чем ты занимаешься?», я отвечу: «Собираю материал». И никто не сможет возразить. Тем более что это будет чистая правда".

"Ферма" написана в 1932 году и заявляется как пародия на золотой фонд викторианского "провинциального" романа. При чтении мне приходил в голову Томас Харди, скорее из-за общего впечатления и географических названий. Но и без проведения параллелей читать книгу смешно.
Герои Гиббонс активно использует слова из "сельского" обихода — иногда просто выдуманные, иногда существующие, но в неверном значении. Все равно никто из "городских" не знает, как что правильно называются.
"Он отвязал вожжи от заструги, и тарантас без дальнейших проволочек двинулся вперед". Да, не ходила она (или переводчик) в непогоду на лыжах по застругам!

Но сделано это мило, и слова Гиббонс придумала хорошие (спасибо Школе перевода В. Баканова): гридло (для вспашки), щигрить миски (делать их чистыми) или кохопутить (проказить). Эти новые слова сначала могут даже напугать — меня напугали "крулечка" и "нюнечка", но потом привыкаешь и только радуешься. Особенно мне полюбились названия растений и птиц: живохлебка, песья вонючка, болотная паичка.
Цитата:
"Заранее зная ответ, она спросила, когда молодые поженятся. Адам издал громкий непривычный звук, в котором Флора с трудом угадала горький смешок.
– Когда на живохлебке созреют яблоки, тогда и похоть купит себе подвенечный наряд, – с нажимом отвечал старик".

Если говорить о пародии, то все рецензии упоминают Дэвида Лоуренса. Да кто такой этот Лоуренс? Дядя ваш? Ах, да —"Любовник леди Чаттерлей". Не смогла дочитать из-за унылых длинных описаний. В "Ферме" описания как раз наоборот — легкие, короткие, несерьезные.
"Рассвет разгорался, превращаясь в погожий весенний день. Дрозды на деревьях разевали клювы, выпуская мягкие, словно вата, облачка звука. Беспокойный год, истерзанный весной своего взросления, почками лопался на живых изгородях, в дубравах, ивняках и омшаниках".
Ну, ничего, что омшаник — отепленное помещение для зимовки пчел, может и там какие почки)) Или при беглом прочтении все равно прочитаешь "ольшаник".

Все пафосное, серьезное и строгое высмеивается:
"Из плотных, слежалых слоев его подсознания в затуманенное сознание медленно сочилась мысль – не как интегральная часть этого сознания, но как бесплотная эманация, ноктурнальное веяние бессонной жизни от волнующихся вокруг деревьев и полей".
Это единственный "сложный" кусок во всей книге. И я бы не отказалась уметь так складывать слова!

Сюжет, а главное объяснение "затравок", данных в начале, — так себе, не очень (автор решил интриги не раскрывать), но все прощаешь из-за стиля и той радости, которую получаешь от текста.
Цитата:
"Я не могу выбрать между двумя вариантами: «Козел отпущения. О жизни и творчестве Брануэлла Бронте» и «Барс некий дивный. О жизни и творчестве Брануэлла Бронте». Помните: «как барс в роскошном царственном движенье, дух некий дивный»?
Флора и впрямь помнила. Цитата была из «Адонаиса» Шелли. У почти всеобщего образования есть большой недостаток: кто попало знает твоих любимых авторов. Крайне неприятное чувство: как будто видишь свой домашний халат на пьяном незнакомце".
LinkReply