Category: литература

Стелла Гиббонс "Неуютная ферма"

Книга рассказывает об энергичной девице, оставшейся без родителей и без средств, которая думает, как устроить свою жизнь, попутно устраивая чужие. Начинается история с того, что девица честно объявляет, что работать ей неохота и лучше она поедет жить к родственникам. Такая прямота меня сразу расположила к ней.
Даже после слов-оправданий, что к пятидесяти она напишет книгу: "Так что следующие тридцать лет я буду собирать материал. Если кто-нибудь спросит: «Чем ты занимаешься?», я отвечу: «Собираю материал». И никто не сможет возразить. Тем более что это будет чистая правда".

"Ферма" написана в 1932 году и заявляется как пародия на золотой фонд викторианского "провинциального" романа. При чтении мне приходил в голову Томас Харди, скорее из-за общего впечатления и географических названий. Но и без проведения параллелей читать книгу смешно.
Герои Гиббонс активно использует слова из "сельского" обихода — иногда просто выдуманные, иногда существующие, но в неверном значении. Все равно никто из "городских" не знает, как что правильно называются.
"Он отвязал вожжи от заструги, и тарантас без дальнейших проволочек двинулся вперед". Да, не ходила она (или переводчик) в непогоду на лыжах по застругам!
Collapse )

Книжная ярмарка в Бангкоке

Сходила на ярмарку и поняла, для кого в Таиланде продается как бы мешковатая, но прекрасно сидящая одежда сложного кроя. Для "творческих личностей" — это могли быть как писатели, так и искушенные читатели. Я ими любовалась.

Что порадовало меня (будто я какой литагент): "Проект "Рози"" Грэма Симсиона перевели на тайский. Такая смешная книга должна быть переведена на все языки!

Дизайн, который мне нравится — пособия для детей, изучающих китайский и японский. Хотя по картинкам я бы думала про Японию.
Bangkok Book Fair 2016

Collapse )

Дэвид Митчелл "Простые смертные"

В новом романе Дэвида Митчелла "Простые смертные" (издан в 2014 году, на русском — в 2015) есть глава про писателя, Криспина Херши. Вот его советы по работе с персонажами.
Collapse )
Еще мне понравилось, что в "Простых смертных" упоминается вещь из романа Митчелла "Сон №9", изданного в 2001.
В романе "Сон №9" главный герой оказывается в кино, где смотрит странный фильм про войну и то ли тюрьму, то ли сумасшедший дом. Тот, кто находится в заточении, убеждает доктора в собственной силе и в доказательство стирает Бельгию с лица земли, будто она никогда не существовала. А потом меняется телами с доктором.

В "Простых смертных" сюжет построен на сверхестественном: особые люди могут вселяться в тела других людей.
"«Проблема Вурмена»? Да, я действительно написал этот рассказ, но это было много лет назад, и я едва его помню. Там, кажется, функционировал какой-то тюремный доктор? И говорилось об исчезновении Бельгии?"

Книги в Лаосе

В книжном магазине в столице Лаоса, Вьентьяне, обнаружилась книжка о пользе грудного вскармливания со значком UNIСEF. Из знакомых слов я обнаружила только "2 года", из чего сделала вывод, что кормить нужно до 2-х лет.
Понятно, в Лаосе не самая хорошая экономическая ситуация и родителям может быть сложно покупать смеси. И с гигиеной бывают проблемы (о-ля-ля! и немалые!). А мне сложно представить, как бы я обходилась без стерилизатора бутылочек.

Чтобы не додумывать того, чего нет, стала я смотреть картинки: рис зачеркнут, молоко зачеркнуто, специи зачеркнуты. Зато есть фоточки, чтобы подбодрить сомневающихся: жирафенок припал к матери, и лосенок, и щеночек. А потом раз — и свиноматка с десятком поросят!
Ну, кого что вдохновляет, знаете ли! По мне, так могли бы обойтись одними жирафами.

В частных магазинах много классики на английском языке и современные книги для детей и взрослых на французском (привет колонизаторам!). В государственном магазине — рассказы о дедушке Ленине в зимней шапке, "Маша и медведь" 1989 года издания (привет дружественным народам!) и современные детские книги местных авторов с картинками, выполненными людьми, которых нельзя назвать ни художниками, ни иллюстраторами.

Здравствуй, дедушка Мороз борода из ваты!

В детском садике мы все знали массу "плохих" стишков типа "ты — дурочка-снегурочка, твой папа — дед Мороз, а мамочка — цыганочка, а ты — сопливаый нос!" или "здравствуй, дедушка Мороз борода из ваты!"
И лишь сейчас я узнала, что "дедушка Мороз борода из ваты" — из "приличного" стихотворения Александра Оленича-Гнененко "Дед-Мороз" (издано в 1938 году).
Collapse )

Юнас Юнассон "Сто лет и чемодан денег в придачу"

Я стояла в международном аэропорту и вертела в руках книгу The Hundred-year-old Man Who Climbed Out Of The Window And Disappeared by Jonas Jonasson. Мне понравился дизайн обложки, но еще больше название. "Почему он вылез в окно?!" — думала я.
Jonas Jonasson
Объявили посадку, и я забыла и об обложке, и о самой книжке, пока несколько месяцев спустя не увидела совет в сообществе "что читать". Название "Сто лет и чемодан денег в придачу" понравилось мне меньше, но я узнала главного героя по обложке. Французское название, кстати, тоже хорошее:
Le Vieux qui ne voulait pas fêter son anniversaire (Старик, который не хотел праздновать свой день рождения).

Книга интересна не только названиями, но и построением — это роман в романе, где прошлое столетнего главного героя перемежается с событиями настоящего, пока наконец они не встретятся и дальше идет только настоящее. Кроме того, первая глава полностью дублируется в конце книги, и читатель имеет возможность сравнить свое впечатление от завязки с впечатлением от того, как все развернулось.

Для себя я заметила, как ловко Юнассон удерживает внимание при переходах от приключений в настоящем к историческим отступлениям. Вроде бы очевидная вещь — заканчивать главу, обещая что-то увлекательное дальше. Но мне не приходило в голову, что такими завлекательными моментами могут быть довольно обычные предложения, а не фразы типа "он еще не знал, что это было ошибкой" или "если бы он только мог предположить, что теперь жизнь его изменится раз и навсегда".

Collapse )
Даже если не обращать внимания на писательские приемы, книга хороша своим языком. Я была рада ее прочитать. Спасибо переводчику.

Висюкан и хрюхрюкан

Слово недели: хрюхрюкан.
Совершенно случайно наткнулась на чешские народные песенки, книга с которыми издана под названием "Сидел на елке дятел" (а дальше есть продолжение "досиделся, спятил", про которое я всегда думала, что это мат-меховский фольклор).
Слово привязчиво, даже так — неправильно привязчиво. Я произношу его "хрюкхрюкан" и остановиться не могу. Я даже сказала, чтобы меня так называли (пришлось пойти на это, когда все стали выть, что больше не вынесут никаких хрюкхрюканов).
Хотя вообще-то я довольно настороженно отношусь к словообразованиям в детских книжках и стихи вроде "Про пана Трулялинского" с тёткой—Трулялёткой и дочуркой—Трулялюркой (Тувим в перевое Заходера) не жалую. А вы?
visukan

По ком звонит колокол

Не знаю, включена ли в школьную программу книга "По ком звонит колокол" Эрнеста Хемингуэя.
Мне кажется, это было бы полезно — читать её в 10 или 11 классе. Я прочитала вот только что и поняла, что в 16 лет она была бы мне понятнее и ближе. А любовные сцены, скорее всего, нашли бы отклик, отличный от стыдливой неловкости (от одного обращения "зайчонок" хочется не знать, что будет дальше).
Но отношения героев между собой — это даже не главное. В 16 лет мне было понятно, что значит воевать за правое дело. А теперь не понятно, что такое "правое" и за какое такое дело можно идти убивать (особенно если гражданская война). У Хемингуэя хорошие размышления на эту тему и тему патриотизма. И он не даёт однозначного ответа. Современным школьникам в нашем государстве, наверное, будет еще сложнее (хотя что я знаю о современных школьниках?!).

Один момент меня развеселил (в моих бесконечных мыслях о старухах). Обсуждают главные герои, чем пахнет смерть.
Рассказывает испанка Пилар:
"... сойди рано утром вниз, к Толедскому мосту в Мадриде, и остановись около matadero (бойни). Стой там на мостовой, мокрой от тумана, который наползает с Мансанареса, и дожидайся старух, что ходят до рассвета пить кровь убитой скотины. Выйдет такая старуха из matadero, кутаясь в шаль, и лицо у нее будет серое, глаза пустые, а на подбородке и на скулах торчит пучками старческая поросль, точно на проросшей горошине, — не щетина, а белесые ростки на омертвелой, восковой коже. И ты, англичанин, обними ее покрепче, прижми к себе и поцелуй в губы, и тогда ты узнаешь вторую составную часть этого запаха".
Начинаются споры:
"— У меня даже аппетит отбило, — сказал цыган. — Слушать тошно про эти ростки".
А моя первая мысль: "Откуда ты знаешь?"

☀ Ухти-Тухти Беатрис Поттер (Beatrix Potter «The Tale of Mrs. Tiggy-Winkle»)

Beatrix Potter

Может быть, не все помнят имя Беатрис Поттер (1866 - 1943), но, думаю, каждый вспомнит ее кролика Питера.

Beatrix Potter

В детстве я не видела ее иллюстраций (на то время была издана только книжка про ежиху Ухти-Тухти, причем не с оригинальными иллюстрациями). Но в частности из-за них я купила во Франции толстенную книжку (за 17 евро! — большие деньги, как мне казалось 10 лет назад).

Collapse )

Образность при описании цвета

Эрика с Андреем отчалили на родину. Ну, думаю, буду теперь отдыхать — ложиться рано, вставать c рассветом, как тайцы.
И что же? До половины второго ночи искала, какого цвета был фрак у Чичикова!

А началось все с того, что на глаза попалась страница старых названий цветов.
Вот примеры:
• вердепешевый — [от фр. vert-de-pеche 'зелень персика'] — желтоватый или розоватый оттенок зеленого цвета, аналогичный цвету незрелого персика;
• жонкилевый — золотисто-желтый, жонкиль — нарцисс желтый;
• последний вздох жако — желто-рыжий. Возможно, потому, что перед смертью глаза попугая жако желтеют.

Или оттенки серого:
• аспидный — цвет сланца-аспида, употреблявшегося в прошлом для изготовления учебных досок: черно-серый;
• влюбленной жабы — зеленовато-серый;
• испуганной мыши — нежно-серый цвет;
• лондонского дыма — тёмно-серый;
• лосинный — грязно-белый, цвета лосин;
• лягушки в обмороке — светлый серо-зеленый;
• маренго — серый с вкраплениями черного. Оно появилось после битвы при Маренго в 1800 году. Дело в том, что ткани местного производства ручной работы были главным образом темно-серого цвета;
• маренго-клер — светло-серый;
• осиновый — зеленый с сероватым оттенком;
• розовый пепел — нежно-серый цвет, отливающий в розовый.

Collapse )